Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Блейк Вильям
 Бурдильон Френсис Уильям
 Герберт Эдвард
 Дэвенант Уильям
 Киплинг Редьярд
 Маколей Томас Бабингтон
 Мильтон Джон
 Поуп Александр
 Скотт Вальтер
 Томас Дилан
 Уайльд Оскар
 Харди Томас
 Шекспир Уильям
 
 Бёрнс Роберт
 Байрон Джордж Гордон
 Вордсворт Уильям
 Китс Джон
 Кольридж Сэмюэль
 Лонгфелло Генри
 Мур Томас
 По Эдгар Алан
 Саути Роберт
 Шелли Перси Биши
 
 Воэн Генри
 Герберт Джордж
 Донн Джон
 Кинг Генри
 Крэшо Ричард
 Марвелл Эндрю
 
 Геррик Роберт
 Джонсон Бен
 Кэрью Томас
 Лавлейс Ричард
 Саклинг Джон
 
 
  

Джон Китс


Моему брату Джорджу

В унынии провел я много дней:
Душа была в смятенье - и над ней
Сгущалась мгла. Дано ли мне судьбою
(Так думал я) под высью голубою

Созвучьям гармоническим внимать?
Я острый взор не уставал вперять
Во мрак небес, где сполохов блистанье;
Там я читал судьбы предначертанья:
Да, лиру не вручит мне Аполлон -

Пусть на закате рдеет небосклон
И в дальних облаках, едва приметный,
Волшебных струн мерцает ряд заветный;
Гуденье пчел среди лесных дерев
Не обращу в пастушеский напев;

У девы не займу очарованья,
И сердце жаром древнего преданья,
Увы, не возгорится никогда,
И не восславлю прежние года!
Но кто о лаврах грезит, тот порою

Возносится над горестной землею:
Божественным наитьем озарен,
Поэзию повсюду видит он.
Ведь сказано, мой Джордж: когда поэтов
(Либертасу сам Спенсер молвил это)

Охватывает сладостный экстаз,
Им чудеса являются тотчас,
И скачут кони в небе горделиво,
И рыцари турнир ведут шутливый.
Мгновенный блеск распахнутых ворот

Непосвященный сполохом зовет;
Когда рожок привратника играет
И чуткий слух Поэта наполняет,
Немедленно Поэта зоркий взгляд
Узрит, как всадники сквозь свет летят

На пиршество, окончив подвиг ратный.
Он созерцает в зале необъятной
Прекрасных дам у мраморных колонн -
И думает: то серафима сон.
Без счета кубки, до краев налиты,

Прочерчивают вкруг столов орбиты -
И капли влаги с кромки золотой
Срываются падучею звездой.
О кущах благодатных в отдаленье
И смутное составить представленье

Не в силах смертный: сочини поэт
О тех цветах восторженный сонет -
Склоненный восхищенно перед ними,
Рассорился б он с розами земными.
Все, что открыто взорам вдохновенным,

Подобно водометам белопенным,
Когда потоки серебристых струй
Друг другу дарят чистый поцелуй
И падают стремительно с вершины,
Играя, как веселые дельфины.

Такие чудеса провидит тот,
В ком гений поэтический живет.
Блуждает ли он вечером приятным,
Лицо подставив бризам благодатным, -
Пучина необъятная до дна

В алмазах трепетных ему видна.
Царица ль ночи в кружеве волнистом
Прозрачных туч взойдет на небе мглистом,
Надев монашенки святой убор, -
Вослед он устремляет пылкий взор.

О, сколько тайн его подвластно зренью,
Волшебному подобных сновиденью:
Случись мне вдруг свидетелем их стать,
О многом мог бы я порассказать!
Ждут барда в жизни многие отрады,

Но драгоценней в будущем награды.
Глаза его тускнеют; отягчен
Предсмертной мукой, тихо шепчет он:
"Из праха я взойду к небесным кущам,
Но дух мой обратит к векам грядущим

Возвышенную речь - и патриот,
Заслышав клич мой, в руки меч возьмет.
В сенате гром стихов моих разящих
Властителей пробудит, мирно спящих.
Раздумиям в моем стихотворенье

Живую действенность нравоученья
Придаст мудрец - и, вдохновленный мною,
Витийством возгорится пред толпою.
А ранним майским утром поселянки,
Устав от игр беспечных, на полянке

Усядутся белеющим кружком
В траве зеленой. Девушка с венком -
Их королева - сядет посредине:
Сплелись цвета пурпурный, желтый, синий;
Лилея рядом с розою прекрасной -

Эмблема страсти, пылкой и несчастной.
Фиалки, к ней прильнувшие на грудь,
Тревог еще не знавшую ничуть,
Покойно дремлют за корсажем. Вот,
В корзинке спрятанный, она берет

Изящный томик: радости подруг
Конца и края нет - теснее круг,
Объятья, вскрики, смех и восклицанья...
Мной сложенные в юности сказанья
Они услышат вновь - и с нежных век

Сорвутся перлы, устремляя бег
К невинным ямочкам... Моим стихом
Младенца убаюкают - и сном,
Прижавшись к матери, заснет он мирным.
Прости, юдоль земная! Я к эфирным

Просторам уношусь неизмеримым,
Ширяясь крыльями над миром зримым.
Восторга преисполнен мой полет:
Мой стих у дев сочувствие найдет
И юношей воспламенит!" Мой брат,

Мой друг! Я б стал счастливее стократ
И обществу полезней, без сомненья,
Когда б сломил тщеславные стремленья.
Но стоит мысли светлой появиться,
Воспрянет дух и сердце оживится

Куда сильней, чем если бы бесценный
Отрыл я клад, дотоле сокровенный.
Мне радостно, коль ты мои сонеты
Прочтешь - пускай они достойны Леты.
Бродили эти мысли в голове

Не столь давно: я, лежа на траве,
Любимому занятью предавался -
Строчил тебе; щек легкий бриз касался.
Да и сейчас я на утес пустынный,
Вознесшийся над шумною пучиной,

Взобрался - и среди цветов прилег.
Страницу эту вдоль и поперек,
Легко колеблясь, исчертили тени
От стебельков. Я вижу в отдаленье,
Как средь овса алеют там и сям

Головки сорных маков - сразу нам
Они на ум приводят пурпур алый
Мундиров, вред чинящий нам немалый.
А океана голубой покров
Вздымается - то зелен, то лилов.

Вот парусник над серебристым валом;
Вот чайка вольная, крылом усталым
Круг описав, садится на волну -
То взмоет ввысь, то вновь пойдет ко дну.
Смотрю на запад в огненном сиянье.

Зачем? С тобой проститься... На прощанье,
Мой милый Джордж (не сетуй на разлуку),
Тебе я шлю привет - дай, брат, мне руку!

Перевод: Сергей Сухарев


<<<Содержание
 
Лента новостей Избранные произведения Антология французской поэзии Художественная галерея