Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Блейк Вильям
 Бурдильон Френсис Уильям
 Герберт Эдвард
 Дэвенант Уильям
 Киплинг Редьярд
 Маколей Томас Бабингтон
 Мильтон Джон
 Поуп Александр
 Скотт Вальтер
 Томас Дилан
 Уайльд Оскар
 Харди Томас
 Шекспир Уильям
 
 Бёрнс Роберт
 Байрон Джордж Гордон
 Вордсворт Уильям
 Китс Джон
 Кольридж Сэмюэль
 Лонгфелло Генри
 Мур Томас
 По Эдгар Алан
 Саути Роберт
 Шелли Перси Биши
 
 Воэн Генри
 Герберт Джордж
 Донн Джон
 Кинг Генри
 Крэшо Ричард
 Марвелл Эндрю
 
 Геррик Роберт
 Джонсон Бен
 Кэрью Томас
 Лавлейс Ричард
 Саклинг Джон
 
 
Losk Color Гель для стирки 1,46л.
  

Ричард Крэшо


Музыкальный поединок

Уж полдень отпылал и солнца ход
Клонился к западу, когда близ вод
Журчащих Тибра в зелени травы,
Укрывшись под шатром густой листвы,
Сидел Лютнист, забывший за игрой
И полдня жар, и дел насущных рой.
Неподалеку, прячась меж ветвей,
Внимал игре искусной Соловей
(Дубрав окрестных радостный жилец,
Их друг и сладкогласый их певец).
И, слушая, звенящим струнам в тон
Веселой трелью отзывался он,
Найдя в своем регистре верный звук,
На каждое движенье ловких рук.
В сопернике такую видя прыть
И над певцом желая подшутить,
Лютнист зовет противника на бой,
Прелюдом возвещая вызов свой,
Как будто перед битвой стать должна
Застрельщицею каждая струна,
Чуть тронутая им, - в ответ скорей
Дробит свой нежный голос Соловей
На тысячи сладчайших, чистых нот
И, выведя в рядах певучих рот
Несметный рой заливистых бойцов,
Дает понять, что в бой и он готов.
Перстов послушны беглому чутью,
Запели струны - каждая свою
Мелодию, затем - небрежный взмах
Руки, и словно бурей на струнах
Смешало звуки, чтобы вновь начать
Им от струны к струне перебегать
И понемногу смолкнуть наконец.
Но в полной мере воздает певец
Искусством за искусство-то порой,
Как бы колеблясь, долго тянет свой
Напев нехитрый, как витую нить
Из горла влажного, то оживить
Пытаясь песню, ищет, где бы в ней
Акцент поставить нежного нежней,
И, трелями короткими дробя
Ее на части равные, себя
Перебивает. Удивясь, как мог
Столь малый шлюз вместить столь мощный ток
Мелодий, чьи напевы и стройны,
И безыскусной прелести полны,
Лютнист в ответ движением одним
Рассорил струны (что дышали с ним
Единым вздохом): хриплые басы
Хулят ворчливо дискантов красы,
А те честят их с чистой высоты,
Частя, пока посредники - персты
Не гасят перепалку эту вмиг,
И хрип, и звон сплетая в трубный клик,
Зовущий Марса на поля смертей
Для новой страшной жатвы. Соловей
Удар и этот возвратить спешит,
Трепещет грудь его, и клюв дрожит,
И рвется ввысь, сверкая и дробясь,
Внезапных трелей правильная вязь -
Осмысленный ликующий трезвон!
То вдруг, рыдая, задохнется он
В коротких, частых всхлипах - словно град,
Несется этих звуков водопад
Чрез горло его влажное, спеша
Из той груди излиться, где душа
Певца - родник ее вечноживой -
Омыта в струях музыки самой.
Гармоний золотых счастливый край,
Где зреет лучших песен урожай,
Где каплющие сладостью плоды -
Награда садоводу за труды
На этой щедрой ниве! Горний хор,
Во славу Феба певший с давних пор,
Звенящий серебром с той высоты,
Где музы на заре полощут рты
Росою Геликона и людским
Ушам даруют свой рассветный гимн,
Как бы моля: пусть спит усталый люд,
Пока они заутрени поют,
Своим небесным щебетом храня
Его покой от рдеющего дня!
Так Соловей, дыханье горяча,
Поет, и льется песнь его, журча
Ручьем искрящимся. И он кладет
В основу новой песни прежний ход
Мелодии, покуда вихрь сильней
Вздымает грудь его, рождая в ней
Как бы землетрясенье, и тогда
Напев окрепший прянет из гнезда,
И к небу, лепеча, взовьется он,
Самим собой, как эхо, окрылен.
Открыв блаженству шлюзы, Соловей
Дает свободно музыке своей
Скользить по волнам, что и вверх, и вниз
Раскачивают гордый вокализ.
То чередой пронзительных рулад
Зальется он, то вдруг умерить рад
Их пыл усердный вставками басов,
То медных труб военных хриплый зов
Издаст. Экстазом певческим полна
Его душа, и так легко она
Излита, что вознесся над самим
Собою он, той песней одержим.
Стыдом и гневом поражен вдвойне
Лютнист: "Что ж, госпожа, придется мне
Сыграть еще - пой, лютня, так, чтоб мой
Избыть позор, иль стань навек немой.
Иль песнь победы выстрадай в борьбе,
Иль плач надгробный по самой себе!"
Так он сказал и, пламенем объят,
И яростно, и робко тронул лад,
И задрожал в смятенье нежный хор
Испуганных и трепетных сестер -
Как будто пряди Феба самого
Волнуются и вьются под его
Дыханьем буйным, что меж сфер поет,
И шире раздвигают небосвод.
Порхая по струнам то вверх, то вниз,
Биенье ритма чувствует Лютнист
В своей крови, а пальцы бой ведут
В тенетах Феба с ратью звонких пут,
По их ручьям впадая в океан
Гармонии. Напев Лютниста пьян
Таким нектаром сладостным, что с ним
Кипящий в кубке Гебы - несравним.
И каждый взмах перстов рождает свой
Мгновенный отклик - струн певучих строй
Порой жужжит назойливо и зло,
Порой щебечет звонко и светло;
И каждый штрих, и каждый оборот
Лучится новым счастьем и цветет
Иной красою. Так по гребням волн
(Неистовством столь гармоничным поли)
Вихрь вдохновенья гонит пред собой
Рапсодий нарастающих прибой.
И этот росчерк царственных причуд
Пронзает воздух, и то там, то тут
Мелькает в гордых тактах, и затем
Теряется, не узнанный никем;
Их голос робкий мечется меж нот,
Твердя им о тщете своих забот:
Ведь тайны, что хранит высокий дух
Искусства, он назвать не смеет вслух,
А только шепчет. Так на всякий лад
Трепещут струны, будто бы хотят
Лютниста душу провести по всем
Надмирным сферам музыки - в Эдем
Гармоний и средь горней высоты
Поднять на трон нетленной красоты.
И наконец (венчая долгий спор
Певучих струн, рождавших до сих пор
Блаженный разнобой под властью рук,
Чьей волей описало полный круг
Подъемов и падений колесо)
В сладчайшем полнозвучье тонет все.
Лютнист окончил и спокойно ждет,
Чем Соловей ответствует, и тот,
Хоть прошлый труд его чрезмерен был,
Все ж рвется в битву из последних сил.
Увы, напрасно! Многозвучный звон
Искусных струн лишь миг пытался он
Унять в порыве горестном одним
Простым и чистым голосом своим.
И не сумел, и в скорби опочил,
И смертью пораженье искупил,
И пал на лютню, о достойный, чтоб
(Столь звучно певший!) лечь в столь звучный гроб!

Перевод: М. И. Фрейдкина


<<<Содержание
 
Лента новостей Избранные произведения Антология французской поэзии Художественная галерея